Рецензия на альбом «Поэзия» («Русский Лондон»)
Рецензия на альбом «Само Собой» («Русский Лондон»)
«Невозможно петь на русском языке всякую хрень»
(«Псковская губерния», фрагменты)
Ненапечатанный вариант текста (Cosmopolitan)
«Не очень врубилась страна» («Московский комсомолец»)
«Жирная полярность» («Ровесник»)
«Злобные идут» («Вечернее время»)
«Все оттенки северного» (FUZZ)
Рецензия на сингл («Звуки Ru»)
Эфир на радио «Рокс»
Интервью журналу APN








"Поэзия" | © Полюса

Чего больше всего хочет человек, запивающий красный диплом тоником из банки? Правильно, поэзии. С ее помощью латино превращается в афро-кубано, Белоруссия присоединяется, Боруссия выходит в финал, Запад смиряется, наконец, с существованием восточных традиций, и в итоге даже остается несколько мелких купюр. Все это энергично орется под веселый рэп и даже впоследствии переводится на английский двумя иронизирующими ведущими радиостанции «Максимум». People want poetry, наша-ваша… Получается смешно, к тому же первоисточник за это время успевает прозвучать в двух российских столицах и окрестностях из каждого утюга. Покончив с заглавной издевательской песней, группа «Полюса» приступает собственно к практической части альбома «Поэзия» — и можно начинать дышать полной грудью. Они, оказывается, серьезно ко всему относятся, ни о чем не жалеют, и спят со светом. У них нежные мелодии, красивые аранжировки и опять же, по их собственному выражению, за сердцем — любовь. Люди хотят поэзии, однозначно.

<<

"Само собой" | © Полюса

С этой пластинки можно срисовать себе в блокнот формулу счастья. Все совсем просто и бесконечно сложно: достаточно света двух пар глаз. Больше ничего. Людям, записавшим «Само собой», вообще импонирует идея сбычи мечт без приложения к процессу ненужных усилий. И не оттого, что лень, а потому, что не стоит размениваться по мелочам — в жизни, любви, музыке. Они, конечно, немного эстетствуют, но верят в свою формулу и следуют ей. И, поскольку в комплекте с духовной составляющей имеется также относительно материальная, а именно — умение петь, играть и аранжировать сыгранное, — получается очень красиво. И, что вдвойне приятно, правдиво. Альбом вполне минималистский — тем очевиднее глубина и ясность изложения. Здесь явно избегали ненужного — с той же целью оставить место чистоте: звуков, слов и помыслов. Об этом же, собственно, поется: все, что сделано — с душой, больше ничего. Что ж, другого не надо. Пластинка, кстати, позиционируется как limited edition и не продается в музыкальных магазинах. Ее даже вложили в картонный конверт — опять же, видимо, из эстетских соображений, так как дизайн соответствует.

<<

"Невозможно петь на русском языке всякую хрень" | Псковская губерния

Илья: «Поэзия» — это песня о всех остальных песнях.
<...>

Илья: «Евровидение» — это такой конкурс дорогих костюмов и очень ровной музыки. Ничего выделяющегося не должно быть. Мы же посылаем туда каких-то непонятных персонажей, неформатных людей. Хотя там должна выйти дорогая тетенька в бриллиантах и спеть красивым голосом совершенно нейтральную песню.
Дима: В Германии есть такой спорт — бросать карликов на дальность. «Евровидение» — это бросание «карликов» — абсолютно идиотическое занятие. Другое дело, какого «карлика» мы бросаем.

Вы спели песню с «Тату». Считаете ли вы это шагом из андеграунда в мир шоу-бизнеса?
Илья: Ну, это же афера. А потом, я не считаю, что группа «Полюса» — это какой-то андеграунд. Мы играем красивую мелодичную музыку с понятными текстами. Другое дело, что в нашей стране сложилось такая ситуация, когда нормальная человеческая музыка почему-то считается андеграундом.
<...>

Атмосфера Питера влияет на вашу музыку? Если бы вы жили в Москве, например, музыка была бы другой или нет?
Илья: Нам сложно говорить, потому что мы живем в Питере. А Димка приехал из Севастополя… Дим, влияет на музыку атмосфера Питера?
Дима: Конечно. Становишься мрачным, замкнутым, а еще не хочется жить (ха-ха-ха).
Илья: Мой приятель, который живет в Германии, выдвинул такую теорию, что интересная музыка почему-то чаще всего рождается на болотах, в Лондоне, где туманы и дожди, в Питере, где тоже гадость всякая.
Дима (задумчиво): Правильно, фантазии…
Илья: Людям же нужно как-то себя развеять в таких условиях, придумать сказки. Хотя… (задумывается) в других местах это тоже происходит.

Ямайка, Куба…
Дима: Там их сильно прессовали, вот у них в песнях зато все хорошо.
<...>

Илья: Вот если Мамонова («Звуки Му» — Авт.) можно считать московским, тогда это единственный герой, которого я вижу в Москве.
Дима: Вот есть рэпперки там. Вот это там сильно развито. Мне нравится рэп московский. Я был на фесте. Очень смешно. Но это не музыка. Это что-то другое.
<...>

Илья: Одна девушка, которая живет в Таллинне и закончила там музыкальную академию, умудрилась написать диплом на тему «Группа «Полюса» и назвала эту музыку интегральной. Очень долго нам объясняла, почему она так называется, однако мы не поняли. Но она сказала, что профессор похвалил ее за это определение.
Мы стараемся играть музыку, которая была бы расценена не как русский рок, в том смысле, в котором его понимают, а просто как музыка, которая была бы интересна китайцам, немцам…

Но от русского рока у вас традиция уделять внимание текстам.
Илья: Но невозможно же петь на русском языке всякую хрень.

Но почему — поют же?
Илья: Нет, я говорю за себя. Я по-другому не могу: хочу какой-то красоты звукописи и одновременно смысла. А иначе неинтересно. Можно, конечно, писать: «Поплачь о нем, пока он живой…». И я когда-то тоже хлопал в ладоши под это.
<...>

Илья: Группа «Полюса» для восприятия не очень простая. С первого раза некоторые вещи достаточно сложно воспринимать и понимать. Нам не хочется людей за идиотов считать. Мы не рассчитаны на тех, кому это неинтересно. А кому интересно — те, я думаю, послушают еще раз и поймут.

Что, по-твоему, есть «настоящая музыка»?
Илья: Пусть это будет так: музыка, которая сделана сердцем.

А одного сердца достаточно, чтобы музыка была настоящей?
Илья: Часто да. Бывает, что люди даже плохо играют, но их интересно слушать, потому что это искренне и по-настоящему. Ну, а, естественно, если люди этим занимаются, приходит и умение это подать. Главное, что я могу для себя это решить. Это как добро и зло — каждый, наверно, в душе понимает, что есть добро, а что зло. Так же и что такое настоящая музыка, а что такое синтез и сборка деталей.
Денис: Если у человека наша музыка вызывает какой-то внутренний резонанс, какие-то внутренние колебания, то, естественно, это вызывает интерес и желание потом поближе познакомиться с ней. Это, в принципе, нормальная история. Просто вещи, которые нравятся очень большому количеству людей, сразу вызывают подозрение: обычно это сто долларов или бутылка водки. А поскольку группа «Полюса» ни тем, ни другим не является, то она не может нравиться одновременно очень большому количеству людей.

Ну, вот это-то и есть, наверно, то самое, что я называл андеграундом…
Илья: Да не-е-т… Я боюсь, что все эти понятия стерты временем. И андеграунд тот же самый. Уже весь мир понял, что (если делить все это по тому, зарабатывает ли это деньги или нет) самым нереальным андеграундом можно потом заработать деньги. Например, на Западе когда-то гранж был полным андеграундом, — это была абсолютно некоммерческая музыка. Потом она стала коммерческой, и люди, которые сидели в гаражах, стали выступать на хороших музыкальных каналах, одеваться в дорогие рваные шмотки. И главное, что в этом-то ничего дурного нет. Они от этого ничего не потеряли, в общем. А, может, и потеряли (задумывается)… Я думаю, это зависит от личности каждого конкретно человека — сможет он, имея, к примеру, в сто раз больше денег, чем он когда-то имел, остаться таким же нормальным человеком? Мне кажется, что это проблема личности, а не культуры. Так что границы стерты. И что такое андеграунд? Что? Это музыка, которая плохо сыграна и поэтому никому не нравится? Шнуров, потому что поет с матом? Или что?

Музыка, рассчитанная на немассовое сознание.
Илья: Ну, мне кажется, что вот Алла Пугачева рассчитана на немассовое сознание. Это местами… ну просто для дебилов. Но дебилов же не много? На мой взгляд, дебилов не много. Поэтому Алла Пугачева, мне кажется, — это вообще андеграунд по определению. Я к тому, что все эти понятия подстерлись, потому что я понимаю, когда в Советском Союзе политическая система запрещала какие-то вещи, был андеграунд, которым люди интересовались. Это была нормальная музыка, которую запрещали. А сейчас-то ничего не запрещают. И группа «Полюса» — это ни хрена не андеграунд.

Сергей Сидоров

.

<<

Cosmopolitan | Ненапечатанный вариант

О папиной заботе
— Как-то папа, увидев меня с витаминами С, спросил, что это за таблетки. Боялся, видимо, что я балуюсь
с наркотиками. Я говорю: «Что ж ты меня не останавливал, когда я на кухне у тебя на глазах точил магний и делал бомбы?». А он говорит: «Откуда же я знал, что это магний?!». А к музыке родители никакого отношения не имеют, разве что у них тоже есть уши.

О карьере
— Будучи совсем не большим человеком, ни о какой карьере рок-музыканта я не мечтал. Заветной мечтой была профессия водителя асфальтоукладочного катка. Казалось, что это очень модно. Часто катки оставляли на ночь прямо на улице, и можно было забраться на него и порулить. Что я и делал.
В музыкальную школу я сначала не ходил. Но зато потом стал ходить во все музыкальные заведения сразу, дабы узнать, чему же здесь могут научить. Но быстро устал играть этюды и понял, что сочинять музыку куда интереснее.

Об умении договариваться
— Когда нам негде было репетировать, директор школы, в которой мы учились, предложил нам комнату в обмен на ведение музыкального кружка. Желающих научиться играть на гитарах и барабанах оказалось более чем достаточно. На первом этаже, куда выходили двери канцелярии и медкабинета — то есть в самом сердце учебного процесса — поселились мы со своими инструментами, и, поскольку с нами было заключено официальное соглашение, все скрипя зубами это терпели. Может быть, их спасали беруши. Так у меня в трудовой книжке появилась еще одна запись — «руководитель музыкального кружка». Кстати, мы до сих пор общаемся с бывшими учениками.

О незаконченном высшем
— Я учился и в электротехническом университете, и в институте киноинженеров на звукорежиссера, но пока так ничего и не закончил. Но самым хорошим был питерский филиал Нижегородского университета. Я там отучился три курса, и еще немножко осталось.

О рабочем утре
— Почти год я работал в метро. Музыкальная компания по ночам убирала станцию «Московская». За смену мы неоднократно наматывали на ноги 127 метров платформы. В итоге получалось около пяти километров. Потом выяснилось, что нам повезло: это самая длинная платформа в Петербурге. Правда, со временем мы приноровились и убирали так быстро, что оставалось время для сна. Но поскольку в метро никаких спальных мест не предусмотрено, мы научились спать на гранитных скамейках. Будила меня всегда в одно и то же время одна и та же бабушка: «Молодой человек, ваш поезд». Оказалось, первыми в метро всегда спускаются одни и те же люди.

О слушателях
— Думаю, что слушатель «Полюсов» — это человек, который в состоянии понять настроение этих песен. Иногда смотришь в зал и думаешь: это те самые люди. А иногда: господи, и что ему может нравиться в нашей музыке? А ему нравится, к примеру, слово «на» в песне Поэзия.

О жизни
— С клипом на песню «Поэзия», которая попала в радиоэфиры, получилось смешно: сначала был нарисован клип, а потом на студии записан трек, под который собрали по кусочкам уже готовую анимацию.
А после участия в фестивале «Максидром — 2003» начались гастроли, запись альбома, презентации и все, что обычно связано с жизнью музыканта.

О планах
— В идеале — хотелось бы записаться где-нибудь на родине записей, в Англии или Америке. Это было бы достойным вознаграждением за многолетнее «хочу».

О звездной болезни
— Так или иначе, всегда кто-нибудь да обвинит в ней. Потому что это как-то связано — музыканты и звездная болезнь. Но мы же не мальчишки и нам нелегко сорвать башню. Хотя я считаю, больных людей нельзя списывать со счетов и выкидывать из общества…

<<

Не очень врубилась страна

Самая интригующая сценка прошедшего и многократно повторенного теленовогодья: кудлатый крепыш с гитарой в тандеме с черненькой татушкой Волковой энергично вопят:
— Такая тема! Врубайся, страна. Людям нужна поэзия. На! 

Новая питерская группа «Полюса» в концептуальном попсо-роковом «Неголубом огоньке» препарировала свой единственный, но влезший многим в мозги хит «Поэзия» в альянсе с одиозными «Тату». Девицы, говорят, активно сопротивлялись такому рок-сотрудничеству, но уж их продюсер Шаповалов, ценитель манипуляционных фраз-мессиджей, не преминул состыковать их с таким мощным, хоть и другими придуманным посылом про люди хотят поэзии, на… Получилось энергично, и нынче, о боже, «Тату» которую неделю в горячей ротации аж «Нашего радио» в таком вот рок-симбиозе, знаете ли…

Что же до авторов мессиджа года, так сказать, — на группу «Полюса», действительно удивившую своей «Поэзией» еще летом (когда неожиданный полурэп-полурок закрутили на некоторых продвинутых радиостанциях), возлагались немалые надежды и держались наготове всяческие для них авансы. Но вышедший в ноябре дебютный альбом, увы, заставил поостыть: в нем много экспериментаторства, влияния любимой группы «АукцЫон» (корректная трактовка продюсера «Полюсов», радиостар Геннадия Бачинского), но ярких песен, равных «Поэзии», как-то и нету.

Впрочем, «Полюса» вроде и не стремились стать открытием года во всевозможных чартах, с ходу плюхнуться в наш затрапезный шоу-биз, обвернуться во всякие там медиа-планы и промо-кампании, банально влившись в ряды одних из. Тут все, судя по происходящему, самодостаточно до самозарывания. Расслабленные питерские парни живут своим устоявшимся макаром. Илья Разин, фронтмен и автор всей полюсовской музыки, неспешно трудится на Невском в фотоателье, снимает граждан на паспорта и заграничные визы. Басист Филипп Брусовани так вообще держит собственную турфирму, привозит иностранных граждан глазеть на белые ночи. Но тем не менее люди хотят поэзии, и эта неутоленная жажда толкает их к музицированию в стилистике как бы арт-рок. Стилистика мудреная, и поэтому изложенный в ней альбом «Поэзия» не становится бестселлером продаж в музыкальных магазинах двух столиц.

Однако дебют Ильи Разина и К на новогодних веселушных экранах в неожиданном альянсе с вечно скандальными «Тату» порождает вторую волну надежд на зажигание нью-звезды: харизматичных рок-солистов-вокалистов мужеска полу как-то нынче немноговато, а тут вдруг эдакий крепкий-сбитый Разин, умеющий сплетать слова, и рэповать, и рубиться по-рокерски.

В общем, бывают группы, которых на один альбомчик только и хватает. Бывают и такие, что медленно разогреваются, но зато ка-ак поедут! И «Полюса», хочется думать, группа не одной песни, но второй пластинки.
По-любому они состоявшееся новое имя. А это на нынешнем тотальном муз-безрыбье, понимаете сами.

Капитолина Деловая

<<

Жирная полярность

Действующие лица:

Илья Разин — вокалист, гитарист и автор текстов
группы «Полюса».
Денис Дулицкий — клавишник группы.
Геннадий Бачинский — диджей радио Maximum,
друг музыкантов.
Тимоffей Романов — журналист.

Действие происходит в одной из небольших комнатушек радиостанции.

Романов:
(допивает кофе, закуривает и, выпуская дым в потолок, обращается к Разину и Дулицкому)
— Объясните мне, вот вы — два, с позволения сказать, красавца-мужчины, — и вдруг основываете рок-группу и беретесь за музыку, а это занятие в нашей стране крайне сложное и неблагодарное… Зачем?

Разин:
— У нас была одна цель — исполнять то, что придумывается. Вот и все. Ведь нужно же давать выход своим эмоциям. А их у нас много, и все они разные. Вот именно поэтому, кстати, и музыка у нас получается такая, которую сложно отнести к какому-то конкретному потребителю. Я, например, видел на наших концертах как почтенных, вполне взрослых зрителей, так и очень молодых пацанов в широких рэперских штанах.

Романов:
— То есть ты мне хочешь сказать, что вы никогда не мечтали о толпе фанаток? Брось!

Дулицкий:
— Да мы до сих пор не можем себе этого представить!

Разин:
— У нас, можно сказать, вообще некоммерческий проект.

Романов:
— Ну что значит «некоммерческий»? Ваша песня «Поэзия» давно находится в радиоротации. Значит грязный мирок шоу-бизнеса группу уже поглотил. Во всяком случае, надкусил… Кстати, об этой песне — мне в ней с первого прослушивания очень понравилось разделение всех вещей на поэзию и не поэзию. Странно только, что при этом в ней нет ни единого слова о сексе. Как по-вашему, секс — это поэзия?

Разин:
— Из наслаждений жизни одной любви музыка уступает. Но и любовь — есть музыка.

Романов:
— Отлично сказано!

Разин:
— Это не я сказал, а Александр Сергеевич Пушкин. Так что музыка — это тоже секс. Фактически, я занимаюсь сексом на работе, — когда стою на сцене.

Романов:
— Интересно, какие ощущения?

Разин:
— Смотря какой звук.

Романов:
— Кстати, о звуке. На диске та же «Поэзия» звучит очень сочно и довольно-таки дерзко. Люблю песни жесткие, остросоциальные.

Дулицкий:
— Типа «Поэзии»? Хм, а мне кажется, что она совсем не социальная… Хотя, может быть, она и имеет какое-то отношение к нашей жизненной позиции, поскольку в ней высказано, чего людям не надо, а чего надо…

Романов:
— Конечно, социальная. Более того, она почти политическая!

Разин:
— Это ты имеешь ввиду строчку про то, что нам не надо «ни отдыха в Грузии, ни присоединения Белоруссии»? Знаешь, если бы я спел вместо этих слов другие, например, «выхода в финал футболистов «Боруссии», смысл песни, в принципе, был бы тот же. Ведь политического подтекста в не никакого нет. Основной пафос в том, что люди тратят силы НЕ НА ТО.

Романов:
— А ты считаешь, что тратишь силы на ТО?

Разин:
— По возможности… Насколько мне это удается… Во всяком случае, я пытаюсь тратить силы на то, что мне нравится, а не на то, чтобы присоединять или отсоединять Белоруссию, или убивать или не убивать чеченцев.

Романов:
— Ok, тогда в двух словах, как ты, молодой музыкант, который тратит время на ТО, представляешь себе свое будущее?

Разин:
— Что ты хочешь, чтобы я тебе рассказал? О том, как буду воспитывать своих детей, которых пока еще нет? О каком будущем? Вот, допустим, я люблю слушать Джеффа Баркли. А он давным-давно погиб. И у него нет ВООБЩЕ никакого будущего! Потому что он УЖЕ мертв. Но песни-то остались. И в них совершенно четко сказано то, что он хотел сказать, переданы все его ощущения… Я думаю, что от жизни можно испытать гораздо больше удовольствия, если жить настоящим. А если я все время буду думать о будущем, что же мне делать с настоящим?

Романов:
— Ладно-ладно, не кипятись… Поговорим об удовольствиях. Например, о том, чем группа занимается на досуге.

Разин:
— Досуга мало… Если выдаются свободные минуты, стараемся выбираться на природу. Но это случается не так часто, как хотелось бы, потому что мы пока еще не можем заниматься только музыкой — надо и на жизнь зарабатывать.

Романов:
— Что значит «пока»? Ты считаешь, что в нашей стране вообще реально зарабатывать музыкой на жизнь?

Бачинский, все это время погруженный в работу, внезапно проявляет активность.

Бачинский:
— А ты спроси об этом меня. Я знаю!

Романов:
— Ну, Геннадий, поделитесь…

Бачинский:
— Я могу сказать, что популярные группы, да же те, которые играют на стадионах, очень быстро пропивают свои деньги и становятся обычными людьми с улицы. Для того чтобы зарабатывать деньги музыкой, надо быть Максимом Фаддеевым и продюсировать «Фабрику звезд»…

Романов:
— Так, секундочку. Мы же говорим о Музыке, о Поэзии…

Бачинский:
— То-то и оно. Вы никогда не замечали, что самые хорошие группы — те, которые состоят из непрофессионалов? Знаете, почему практически у всех групп самый лучший альбом — первый? Потому что в момент его написания музыканты еще не пытались заработать на музыке денег. Как только они начинают делать музыку своим заработком, у них сразу же меняется отношение к жизни. А музыка становится менее честной, более предсказуемой и, соответственно, перестает быть музыкой в вашем «поэтическом» понимании. Как этого избежать? Нужно сделать так, чтобы музыка была не более чем хобби. Чтобы человек осознавал: какую бы музыку он не написал, его заработок от этого не зависит. Иначе подключаются продюсеры, на мозги музыкантам капают, и они незаметно для себя начинают делать предсказуемую музыку, которую легче продавать.

Романов:
— Ну а ты, Илья, что по этому поводу думаешь?

Разин:
— Да ничего я не думаю! Я все равно пишу и буду писать только для себя. Все хорошие вещи делаются только для себя. В смысле, не на продажу. Именно поэтому они так хороши и так независимы.

Тимоffей Романов

<<

Злобные идут

Завтра злобные зрители возвратятся на прежнее место. Недавно мне довелось поучаствовать в съемках программы «12 злобных зрителей» на канале MTV. В качестве одного из злобных.

Около года прошло с тех пор, как последний выпуск этого шоу под управлением Чуриковой вышел в эфир. Сейчас желающие вновь смогут наблюдать за тем, как 12 человек обходятся с тем, что предложил их вниманию MTV.

В новой порции «зрителей» поменялась ведущая, кроме того, отныне злобные должны кричать вместо «в отстой» — «годен» или «свободен», в зависимости от их здравого смысла.

Для первого выпуска были подобраны новоиспеченные звезды. Мне не удалось узнать всех приглашенных, только некоторых. Среди них были вокалисты группы «Корни», группы «Звери», Миша Гребенщиков, Дима Билан, девочка «Глюкоза», видимо, впервые обнажившая свое милое 3D личико телезрителям. На меня посматривали несколько недоуменно. Физиономию мою нельзя отнести к известным даже с большой натяжкой. В клипе, который крутился по MTV, ее не показали. И слава Богу.

На суд нам, злобным, были предложены пять роликов. Два из них образовали тандем Киркоров — Пугачева. Оставшиеся служили достойным обрамлением. Мэрлин Мэнсон и Лим Биски, и Дженифер Лопес. Выбрать из такой цветастой клумбы лучший клип оказалось для всех задачкой не из легких. Разгорелись яростные дискуссии, в которых жесткую позицию занимал неизвестный мне доселе рэпер, выступающий под творческим псевдонимом Вис. Он оказался, пожалуй, самым активным участником программы и, хотя и хлопотал за Мэнсона, произвел на меня приятное впечатление. Живой человек.

Кстати, как раз видео Мэрлина вызвало у многих пресловутые злобные эмоции. Объяснялось это просто — а вдруг это все увидят дети. При просмотре клипов Киркорова возникали похожие опасения.

Илья Разин

<<

Все оттенки северного

Они могли бы стать продолжателями знаменитой славянской темы, если бы не были так насмешливы и манерны. Они могли бы с успехом иронизировать по любому поводу, если бы не были так искренни и сентиментальны. Но Полюса так и остались в пространстве между двумя крайностями: со своими заполярными текстами и безразмерными мелодиями.

Полюса записали первый электрический альбом — вполне в духе лучших образцов современных шаманских традиций, но при полном отсутствии старозаветности и скуки. На рабочем варианте обложки присутствует симпатичный гражданин с кастрюльными ручками вместо ушей, который фигурирует также и в клипе, снятом на бонус-трэк к альбому.

FUZZ:
— Расскажите немного о песнях, которые вошли в альбом.

Илья Разин (гитара, вокал):
— Это очень красивые песни. Просто как на подбор. Мы большие любители старинных аналоговых звуков, честных деревянных гитар, теплых ламповых усилителей. Поэтому музыка немного стилизована под манеру 70-х. Мы специально добивались этого, записываясь просто в стереопару, без дополнительных наложений инструментов. Играли все вместе, имитируя концертное звучание. Единственное, что было записано отдельно — вокал. Этот способ записи сократил процедуру сведения до минимума.

FUZZ:
— Судя по всему, вам нравится экспериментировать с музыкальными размерами?

Илья:
— Да уж, ритмы некоторых песен вызывают негодование у желающих поплясать. Но это не связано ни с какими экспериментами. Просто музыка рождается такой, какой она рождается, а наша природная честность не позволяет нам адаптировать ее под вкусы среднестатистического абонента музсети.

Игорь Беленко (барабаны):
— Насколько прослушанная нами за все бытие наше музыка перемешалась в наших головах, настолько и исполняемое нами представляет собой смесь различных течений. К тому же часто музыкальные ритмы подражают ритмам текстов.

FUZZ:
— Вы делаете акцент на стихи?

Илья:
— Ну, акцента может и не делаем, но лажи в этом вопросе не терпим.

Денис Дулицкий (гитара, клавишные):
— Мы играем и инструментальную музыку, ничем не гнушаемся.

Илья:
— Кстати, наши тексты я к стихам не отношу, поскольку они всегда появляются вместе с мелодиями.

FUZZ:
— Ну, ты же, наверное, и стихи пишешь?

Илья:
— Нет, стихов не пишу. А писал бы, вам не показал бы. А впрочем, хотите экспромт: мороз и солнце, день чудесный… Я популярный, я известный! Все на слуху.

FUZZ:
— Ваша песня «Поэзия» вошла в несколько сборников, в том числе и в FUZZ BOX vol. 12, хотя, кажется, она — не самая подходящая для того, чтобы представить группу.

Илья:
— В названии «Полюса» закреплено право использовать не менее двух кардинально противоположных изобразительных средств. Соответственно, чтобы иметь полное представление о нашем проекте, достаточно послушать две песни (смеется).
В «Поэзии» речь идет не о желании людей читать стихи. Это слово в данном случае — метафора. Подразумевается, что люди хотят чего-то прекрасного и светлого… Но это «прекрасное» порой вызывает у нас улыбку… улыбку отвращения. Сейчас на эту песню уже снят клип.

FUZZ:
— Расскажите про клип поподробнее.

Илья:
— Хотелось бы огласить имена тех, кто работал над этим видеополотном. Мы очень благодарны им за проявленное мужество и потраченное время. Создатель всех персонажей — Ирина Симеониди, режиссер и аниматор — Ян Кравцов.
Мы не вмешивались в работу авторов клипа, дабы в итоге получилась цельная картинка. Это параллельная история, напрямую не относящаяся к тексту песни. В клипе присутствует некий персонаж, стремящийся к прекрасному каким-то своим кривым способом. Это стремление приводит его к краже музейных экспонатов. Но он получает озарение от встречи с супергероем, в роли которого выступает один небезызвестный поэт, носящий шмотки бэтмэна. После этого жизнь нашего персонажа в корне меняется, и в конце клипа мы присутствуем уже на выставке его собственных импрессионистских работ… В общем, видеоряд получился насыщенным, его можно смотреть несколько раз и находить все новые и новые детали.

FUZZ:
— Вас подозревают в политической направленности…

Илья:
— Все политические моменты окружающей нас действительности оказались аккуратно сложены в песню «Поэзия». Притом, там прямо сказано: этого ничего не надо. Так что никакой политики на самом деле, никакой! Даже в мыслях не было.

<<

Рецензия на сингл

Будучи задумана как акустический проект, группа усилила свое звучание при помощи электроинструментов — и полетели клочки по закоулочкам. Несколько мучительных смен состава, участие в фестивале SKIF весной 2002 — и вот «Полюса», которые к тому моменту заметили и оценили в кругах, более узких, чем игольное ушко, записывают свой первый альбом, имеющий статус демо.

И вот к этому-то демо мы вам рекомендуем прислушаться весьма внимательно, поскольку группа «Полюса» — явление нерядовое. Хотя делать серьезные ставки на расхлябанную питерскую команду с обостренным чувством прекрасного — дело более чем рискованное, все-таки рискнуть стоит: ведь если состав не реформировался в очередной раз к моменту написания этой рецензии, все шансы на успех у него, определенно, есть.

Ибо такой группы давно не было. Красивые, выверенные, написанные на безупречном русском языке тексты — уже полдела. Но у питерцев есть еще и мелодии, и приятный вокал, и отличные аранжировки, навевающие даже на самых продвинутых слушателей ассоциации с музыкой композитора Зацепина (кто станет отрицать, что «Оставайся» — явная родственница темы из «Тайны третьей планеты»? — да и «Крылатые качели» не оставляют сомнения в том, что корни у этих творений правильные).

В основе своей гитарная, музыка «Полюсd» деликатно оформлена клавишными и не перегружена спецэффектами. В силу своей ласковой форматности она может без труда занять верхние строчки всех «нужных» хит-парадов. Правда, туда, скорее всего, не попадет заглавная песня — острая и язвительная «Поэзия».
<...>

Но только из любви к радио «Шансон» и его нечеловеческой продукции стоило бы освоить эту вещь прочим радиостанциям.

Наиболее удачные вещи, как ни странно, музыкантам удается делать на стихи со сложными размерами и непростыми текстами.
<...>

Такую музыку хорошо дарить девушкам с высшим образованием, показывая, как вы цените их тонкий вкус и это самое образование.

Вот только ремиксы команде стоило бы заказать какому-нибудь электронному гуру — впрочем, если эти песни услышат, то и до ремиксов «от кутюр» дело быстро дойдет.
<…>

Дед Звукарь

<<

Эфир на радио «Рокс»

<…>
Илья:
— Мы всегда хотели заниматься музыкой, и занимаемся ею по сей день. Со мной здесь барабанщик, вместе с которым мы занимаемся этим уже пару лет.

Женя Глюкк:
— Состав менялся с тех пор?

Илья:
— Состав менялся очень часто. Это несчастье для многих музыкантов.

Женя Глюкк:
— Через это проходят все музыканты, состав меняется даже у Бориса Борисыча.

Илья:
— Ему просто интересно менять музыкантов.

Женя Глюкк:
— Если бы у тебя была возможность выбора, в каком составе держать группу, какие инструменты ты бы добавил?

Илья:
— Можно было бы привлечь аккордеон и виолончель. И, пожалуй, все.

Женя Глюкк:
— Как вы объясните, что вот Майк, например, играл стандарты. Тем не менее все музыканты любят, как правило, Петра Мамонова и Майка. У вас также или вы скажете, что, мол, группу «Зоопарк» ненавидим.

Хор:
— Группа «Зоопарк» нам не очень нравится.
— А мне нравилась в молодости.
— А мне не очень.
— В противоположность этому Петр Мамонов.

Женя Глюкк:
— Давайте мечтать. Как должна закончиться ваша карьера? Когда вы скажете «мы добились всего»?

Илья:
— Интересный вопрос. Я думаю, конца карьеры мы не дождемся никогда. Мы будем продолжать заниматься этим по мере сил.

Женя Глюкк:
— Когда вы скажете «я доволен»?

Илья:
— Я даже сейчас доволен. Даже сейчас, сидя в этой студии, я уже доволен. А представьте, как я могу быть доволен вообще.

Женя Глюкк:
— Чему посвящена песня «Четыре минуты», которую мы сейчас будем слушать?

Илья:
— Песня посвящена впечатлениям от поездки на юг.

Женя Глюкк:
— Вот мы встретимся лет через двадцать в этой же студии, и вы будете уже такие толстые дядьки (обычно так со всеми музыкантами происходит), и будете говорить, мол, нам уже скучно, нет?

Илья:
— Нет.

Звонок:
— Я хотел бы спросить, в каком стиле играют «Полюса», и сколько у них записано пластинок?

Илья:
— Стиль нам определить трудно самим.

Женя Глюкк:
— Попробуйте все-таки. Вот, как дозвонившийся скажет, так «Полюса» и будут себя называть. Это исторический момент.

Алексей (дозвонившийся):
— Ну, может быть, легкий рок-н-ролл.

Женя Глюкк:
— Вы не согласны?

Илья:
— Нет, с легким рок-н-роллом… Мы вообще никогда рок-н-ролл не играли. А по поводу пластинок, видимо к 20 декабря будет готов концертный альбом.

Женя Глюкк:
— А сколько вообще есть материала, на сколько альбомов?

Илья:
— В концертной программе композиций 20, на 2 альбома хватает, а вообще материала очень много.

Звонок:
— Какая музыка оказывала влияние на ваше творчество? Что вас вдохновляет?

Илья:
— Безусловно, вдохновляемся тем, что слушаем чаще всего. Это западная музыка в основном, вот ей и вдохновляемся. Хотя своих тоже не забываем, но это совсем не многие названия.

Женя Глюкк:
— Илья, у вас такие глаза романтичные, у вас есть какая-нибудь мечта?

Илья:
— Я могу мечту Игоря озвучить: он хочет столько купить палочек барабанных, чтобы ему всегда хватало.

Женя Глюкк:
— Игорь, сколько это?

Игорь:
— Ой, много, ломаются они все время. Все время ломаются!!!

Илья:
— Я думаю, что машины с палками будет достаточно. Хотя роскошь, она засасывает.

Звонок:
— Когда, наконец, ваше творчество достигнет такого успеха, чтобы вас показывали с каждого экрана телевизора? Когда вы появитесь в интернете?

Илья:
— Если вы звоните уже в студию, значит, успех есть. Скоро видимо будет готов клип на песню «Поэзия», он рисованный и очень смешной.

Женя Глюкк:
— В стиле «Масяни»?

Илья:
— Нет, совершенно не в стиле «Масяни», в своем стиле. И, даст бог, удастся где-то его показать.

Женя Глюкк:
— Должна заметить, что все песни, кроме студийной «Поэзии» — живая запись, и качество достойное.

Илья:
— Это благодаря нашим друзьям, которые нам помогали.

Женя Глюкк:
— Кто звукорежиссер?

Илья:
— Алексей Осьмирко.

<<

Интервью журналу APN

Денис был замечен в составе групп «Вакуум» и «Ночные снайперы», Владимир — в группе «Шар», Игорь — в «Моем метро» и Scary boom. Илья — экс-басист «союза коммерческого авангарда» и лидер различных акустических проектов.
Официальная дата рождения группы — декабрь 1998, но отдельные вещи на слуху аж с 1990 года (самый ранний проект Ильи — «36,6» — относится именно к этому времени). Как «Полюса», впервые засветились на акустическом фестивале «Третья лестница» в апреле этого года.
Диагноз FUZZ'a, он же первая рецензия: «бардовские тексты, положенные на прифанкованную гитарную основу». Жесткие, контрастные аранжировки в сочетании с оригинальной, с чуть ли не фольклорными мотивами, лирикой.

APN:
— Илья, бардовскими твои тексты можно назвать только по незнанию, но твое внимание к слову заметно.

Илья:
— Знаешь, почему я внимателен к текстам? Я не могу петь всякую лажу. У меня от нее температура поднимается.

APN:
— А что вы все-таки играете?

Илья:
— Я сам не знаю, что мы играем. Может, фанковость какая-то и есть. Вернее, была. Теперь вряд ли. Говорить о фанковых мотивах вообще неправильно. Природа того, что здесь делается и происходит, настолько далека от них, что можно говорить только о подражании. А зачем повторять то, что уже сделали другие? Лучше делать свою музыку.

APN:
— Тебя знают, как басиста, но в «Полюсах» ты играешь на акустической гитаре.

Илья:
— Жизнь заставила. Мне нужен был хороший басист. Долго пробовал, искал. Не нашел. Пришлось учиться самому. А сейчас вот вернулся к акустике.

APN:
— «Полюса» — частый гость клуба «Молоко». Почему только там?

Илья:
— Менялся состав группы — мы пробовали нескольких барабанщиков. Поэтому играли, только если нас куда-то приглашали. А сейчас пишем демо в домашней студии. Чтобы знать, как все это должно звучать в нормальной записи.

Пробные записи «Полюсов» гуляют в рядах постоянных поклонников группы. А вот прочим смертным в ожидании студийного альбома приходится довольствоваться концертами
<…>

Наталья Миловидова

<<