Поэзия
Без стука
В круге света
Элементы счастья
Поэзия
Пело тело
Месяц май
Охота на русских
Листопад
Северная сказка
Пустота
Оставайся


Песни
вне альбомов

Крым
Про перца
Уметь ждать
Гетеродин
Сходится
Безразмерная
Тамтам
Про слонов
Маша
Знай, знай, знай
Кони
Кружится лес
Ноги на стол
Замшей
Колбаса

Само собой
Cold summer
Chewing gum
Когда кончится все
Огнегривый закат
На беду
36,6
Екнуло сердце
В зеркалах печали
Не мила
Мы скакали
Машинистка
Само собой
Лошадка

Сhoza music
Choza music
Киборг едет
в Выборг

Опознавательные знаки
Шишки
Дикие расстояния
Chewing gum
Между нами
Может влюбиться
К чему-то приводит
Само собой
Дыши
Когда кончится все


У этого перца нет сердца —
Там нечему в дребезги биться.
Если не удается слить его —
Его нужно заставить слиться.

Поцеловав тебя однажды,
Я навсегда лишился губ -
Это могло случиться с каждым,
Не я один настолько глуп.

А ты живешь с каким-то Лехой,
Типа диджея «МузТВ».
Не говорю, что это плохо —
Известный крендель на лавэ.

Малыш, звони в любое время,
Я чутко слушаю эфир.
Немного жаль, что я не в теме,
Что у тебя другой кумир.

Я, чтобы не происходило,
Всегда с тобою заодно.
Пока коптит мое кадило,
Душа моя, пойми одно:

У этого перца нет сердца —
Там нечему в дребезги биться.
Если не удается слить его —
Его нужно заставить слиться.

<<


Черное море льется на спины.
Нет никого, только мы и дельфины.

Просто вода, а в конечном итоге
Кошкой подходит и трется о ноги.

На батареях солнечных
Движется по Крыму
Пара людей, заточенных
На то, чтобы жить красиво.

Можно упасть на горячие камни,
Можно забыть про вопрос "Do you love me?".

Или проехаться в солнца карете,
Можно мечтать, но так никого и не встретить.

Волны о скалы,
Чайки о небо,
Перед глазами
Где бы ты не был.

Глубины высота — всем, уставшим в дороге,
И вечности двери, и мы на пороге.

<<


Алкоголь, сигареты —
В планах на лето.
Дыры от пуль.
Будь ты проклят, июль!
Поменяйте билеты
И верните ключи,
И пустите за руль.

Я буду терпеливым,
Я стану повторять:
Чтобы быть счастливым,
Нужно уметь ждать.

Вдоль магнитных полей,
Сквозь шумы и помехи
Потекут наши реки
В невесомости дней.
Здесь нам коротки волны,
И трехминутные треки
Мы меняем, не глядя
На шумы и помехи…

Алкоголь, сигареты —
В планах на лето,
В планах на лето.

<<


Внутри меня — две дюжины реальных сигарет,
Помимо прочей ерунды и неопознанных объектов.
Ничего — ни стекол, ни реклам.
И тусклый свет.

Но я не хочу
Даже думать об этом
Холодным летом,
Холодным летом.

А в невесомости снаружи тысячи планет
Помимо прочей ерунды и неопознанных объектов. Ничего — развеяли туман.
Зеленый свет.

<<


Мы скакали — да на белом коне.
Мы скакали, заметая следы.
Мы скакали через море из слез.
Мы скакали через поле из ржи.
Мы скакали через армии гроз.
Мы скакали через страны травы.

Копытами по спинам пустынь,
Копытами по рыжим холмам,
В степях полыхала полынь,
А мы копытами — по алым цветкам.

<<


Огнегривый закат
Землю взял из под ног
И меня поволок
В свой небесный чертог.
Трубил что было сил
В свой охотничий рог
И подмоги просил,
Да никто не помог.

Не держи на них зла
И не благодари —
Бесполезны слова
У врат в тартарары,
Где так безжалостна любовь,
Где все летит кувырком,
Где лишь нежность одна —
В темноте маяком.

<<


Я люблю тебя в прямом эфире,
На всех каналах ТВ,
На длинных волнах, коротких волнах,
На полосе УКВ.
Твой приемник простужен,
Безвольно хрустит и сипит,
Делает вид, что может,
Но только делает вид.

Гетеродин — мы один на один
В эфире дрейфующих волн,
Замедленных медиамин.
Мы один на один
И об руку рука —
Двое, ничего не успевших пока,
Посреди оторвавшихся льдин.
Мы один на один
И так близко друг к другу,
Что кажется — дух наш един.
Двое, уставщих слегка
От хожденья по кругу,
Не признавших, что доля горька,
Два дурака…
В нежной коме, зови — не зови.
На гетеродине намотаны волны любви.

<<


Опять лишь контуры вещей,
Взлетно-посадочных полос.
Внутри мерцающих ночей
Огней свеченье.

А мы под проливным дождем
Уже промокшие насквозь —
Еще вчера одной цепи
Разорванные звенья.

Тепло уставшее руки
На плохо выбритой щеке,
Мы, словно по воде круги,
Расходимся навеки.

Но я тебя предупредил,
В моем зажатом кулаке
Все то, что я с тобой делил —
Моря и реки.

В плену тумана и дождя
Скулят от нежности собаки,
Свою любовь целую я
В опознавательные знаки.

В складках ночей
Мы как слепые,
Ты изчезаешь мгновенно,
В сознание не приходя.

Тру ладонями щеки,
Дышу на веки,
Берегу для тебя…
Моря и реки.

<<


Медленно валится снег
Из-за облака, облака.
Из дыр и прорех
Сыплется, сыплется.
Движение рек остановлено,
Уже самолетам не вырваться.

Стоять и смотреть, как валится.
Почти не дышать, как водится,
И пялиться, пялиться, пялиться
На то, как все сходится, сходится.

Тает в руках стремительно
Нежное электричество.
Можно рехнуться запросто
От красоты количества.
Пару минут и, кажется,
Будет уже не справиться.

Стоять и смотреть, как валится…
Одно к одному неделями,
Где вьюгами зимы тужатся,
Там между моими похмельями
Все танцует, все кружится.

<<


Дома сижу — темно.
Сладкие в ухе звуки:
Или сосед — кино.
Или соседкины
Внуки
Слушают му-зы-ку.

Это choza
Choza music
Cho cho za music
Choza music
Cho cho za music

Нежно текут слова,
Мягко звучат аккорды.
Маленький чиловек,
В танца вхожу фьорды.

Choza music звучит.
А сho, зацепляет?
Это сho za music?
Choza music играет.

Все разложу по полкам,
Отвечу на все вопросы,
Открою собравшимся people
Свое понимание choz'ы.

От рока не тока меня подташнивает,
Ладом блюзовым скулы сводит,
Сhoza конкретно меня протаскивает,
Реально choza меня заводит.

<<


И пламя, и море,
И медные трубы,
И на ухо шепчут
Любимые губы:
Дыши, милый!
Дыши, милый!
Пусть все будет,
Как все было.

Что есть мочи,
Что есть силы
Держись, милый!
Дыши, милый!
Морям — горы,
А дням — ночи,
Ты — мне, милый,
И как хочешь.

Судороги дорог
Вяжут планеты оси.
Больше терпеть не мог,
Не было сил все бросить...

<<


По ночам на кухнях жарких
Время стынет в кофеварках,
Зажигалки греют воздух —
Тратят свою кровь.
Веером раскрыты карты
ooooooooooooooooooooлиц,
Будильник строит кварты,
И дрожат координаты
Стен и потолков.

Говорим на разных языках,
Смысл понимая по глазам.
Негр сумасшедший бьет в висках
В тамтам.

Звуки хрупки, стены шатки,
Пол дрожит как в лихорадке.
Неуверенность в повадках
И в складках портьер.
Разноцветными кругами
Воздух окружает пламя,
И хрусталик глаза
Замечает сотни сфер.

Мы говорим на разных языках…

<<


Екнуло сердце, скрипнула дверца,
Дорогая, good bye…
Не отмахнуться, не отвертеться,
Ничего не остается,
Кроме как быть верным
Глупым обещаньям
И своим надеждам,
И твоим признаньям.

У меня за спиной
Две тысячи ласковых слов,
Но ни одно из них
Не стерло твоих клыков.
Лишь любовь моя
Прозрачна как линии слез
На высохшем русле щек,
В экранах твоих глаз.

Екнуло сердце, скрипнула дверца,
Дорогая, good bye…
Не отмахнуться, не отвертеться,
Ничего не остается,
Кроме как обвести контур тени ее
И заштриховать,
Ведь эти стены поют,
Только когда она смеется.

Чтоб дом мой был холодным,
Чтоб дом мой был печальным.
В нем кот лежал, свернувшись
Колечком обручальным.

<<


Птицы вьют гнезда в ее волосах,
Деревья пускают корни свои.
Никому никогда она не смогла отказать,
Забывая о просьбах моих.

Из-за тумана берега ее не видны.
Может узка, а может шире чем степь.
Никому никогда себя не давала пройти,
Любопытство меняя на смерть.

Когда кончится все — скоро.
Делать нечего, ждать только.
Шепни мне словечко, ворон,
Страшно хочется знать — сколько.
Когда кончится все — скоро.
Жаль, что мне уже не дождаться.
Поклянись мне крылом, ворон,
Ты умеешь дорогим клясться.

Там, где жирафы едят облака,
Без труда ее можно найти.
И стоять, онемев, проклиная себя,
Все слова растеряв по пути.

Из-за тумана берега ее не видны.
Может узка, а может шире чем степь.
Никому никогда себя не давала пройти,
Любопытство меняя на смерть.

<<


Шаткая
Лошадка я.
Гладко — йо! — стелится
Колкая метелица.
А весна не телится.
Надвое не делится
Наша — йо! — музыка.
Простуженная суженая
Платьем метет
Февральский лед.

<<


Такая погода до нового года
Врядли станет храниться,
Скоро будет ложиться
Разного рода лед на воду.

А тем, у кого ДНК перевернуты коды, -
По тарелкам томиться,
Прятать серые лица,
И лбы из углеводорода.

Через две метели
В облике мужчины в теле
Киборг едет в Выборг.

Хрупки завитушки двоичного кода
И готовы разбиться
Об нули единицы,
Распасться на недели годы.

И светят таинственно светодиоды,
И соседям не спится,
Матрица матерится,
Уставшая от кислорода.

Ему бы в тарелке поближе к горелке
У печки-буржуйки,
В скрипучей качалке,
И самовар и посиделки.

Озябшие пальцы — звенящие стрелки
И верхние полки,
И рыжие белки,
И суета вокруг тарелки.

<<


Нас не держит ничего,
Кроме солнечных лучей,
С нами только и всего,
Только и всего

Свет твоих очей
И свет моих очей,
И все само собой.
Все собой само.

Все что дорого — в ладонь,
Все что нажито — в огонь,
Все что сделано — с душой,
Больше ничего.

Свет моих очей
И свет твоих очей,
И все само собой.
Все собой само.

<<


Шишки по центру катятся,
Прохожие пятятся —
Типа пятница,
Типа Северная столица.

Но можно не париться,
Можно забыть о том,
Что нас угораздило
Здесь родиться.

И ты как Будда,
И я как будто
Очередной
Как бы Буддист.
И ты как Будда,
А я как будто
От желтой сборки
Завис.

А ты хмурая, брови сдвинуты,
Слезы вынуты и текут.
Пусть все сами собою кинутые
Сами себя найдут.

Пусть остановятся стрелы
На полпути.
Мне не понять в чем дело
И как я могу спасти.

<<


Может влюбиться?
Может остаться трезвым?
Может присниться ей?
Может напиться?
Боюсь, что не сбыться
Мечте моей.

На ресницах иней
Тает.
Ты мне кажешься слишком красивой,
Когда светает.

Мне кажется, все обойдется,
Все выйдет так, как вообще не бывает.
Ты мне кажешься слишком красивой,
Когда светает.

Если я живой,
Если ты жива —
Наши взгляды тетива
Струн.
Если я немой,
Если ты нема —
Наши взгляды письмена
Рун.

<<


Между нами пунктиры границ,
Заколдованные города.
Между нами десятки страниц,
Ненаписанные никогда.

Между нами по карте пролив,
По дорогам стучат поезда,
Между нами полсотни столиц,
Города, города, города.

Между нами лежит океан,
В океане лежат острова,
За туманами, за пеленой,
То по три, то по два.

Так далеко-далече,
Что даже дальше дальней звезды,
Назначает мне закат встречу,
Назначают свидания сны.

А все недуги мои — от скуки,
Все причуды мои — от любви.
Я бы мог согреть твои руки,
Кабы ближе были руки твои.

Но ты так далеко-далече,
Что даже дальше дальней звезды
И когда я наконец тебя встречу —
Не узнаю, прости.

Между нами полгода, полсна,
Полземли, пол снежной зимы,
И сердце мое, и тоска,
Сны, сны, сны.

Между нами первый снег, первый лед,
Запах лета и тленья травы,
Первых листьев в октябре хоровод
И заснеженные фонари.

Между нами стала осень стеной,
Занавесили ту стену дожди.
Между нами то, что искрило порой,
А теперь это как солнце горит!

<<


Где отпущен на волю,
Где время просит начала,
Где все кажется мало,
Где часы перестали бежать,
На травяном одеяле,
Там где сердце свое оставил,
Где слишком легко стало,
Не переставать удивлять.
Где вслед за песком сыпучим
Земля из под ног уходит…

Где все к чему-то приводит.

Где слова прекратили движение
В полном изнеможении,
А правила не готовы,
Где все хочется снова,
Где крыши срывает воздух,
А сон отправлен на отдых,
Где жадно губы целуют,
Друг у друга воруя
Нежность,
И, кажется, безмятежность
Здесь место себе находит.

Здесь все к чему-то приводит.

<<


Не звони — я сам тебя найду
В суете универсама,
С пластиком chewing gum'а во рту.

Сколько дней
Ты держала меня на весу
И не отпускала упрямо.
И я запомню, как светлую полосу…

Под землею ныли трубы,
В небе пели провода,
Я твои сугробы-губы
Растоплю как лед вода.
Не удержит руки ночи шаль
Будь что будет,
А не будет — будет жаль.

Лишь бы нас не обломали,
Не прокатили по полной,
Не превратили в мечту.

Сколько дней
Ты держала меня на весу
И не отпускала упрямо.
Я запомню, как светлую полосу.

<<


Шорохи, вздохи, стуки…
Страхи мои и муки.
Слабости разной руки
Сжимал.
Не перестану биться
В окна своей темницы,
Что проку нынче злиться —
Все уже потерял.

Замшей трусь,
Нервы вывернуты,
Боюсь,
Солнце кожу расплавит.
Что ли нам не уцелеть?
Кто-то лукавит.
Жара, боюсь,
Солнце кожу расплавит.
А надо ли это, надо ли…

Сам себя достал,
Что же ты не стал
Никем?
Так ли ты устал,
Как кажется?
Был бы ты любим,
На все бы смог отважиться.

<<


Даже не успеешь отдышаться,
Как они заводят все по новой.
Старики готовы набухаться,
Набухаться школьницы готовы.

Новый год на носу,
И я снова впишусь
В новогоднюю колбасу.

Пожилым давно пора встряхнуться,
Юные любой забаве рады.
Старики готовы оттянуться,
А я не понимаю, в чем эстрада.

<<


Расплавленным воском
В горло подъезда втекаю.
Ничего, что я без стука?
Только бы не оказаться лишним,
Не показаться скучным.
Любить — наука.
Я буду лучшим!

Немало меня здесь,
И все-таки я не весь,
Если что-то и есть —
Было давно.

Сладкая месть,
Влажная лесть —
Не бог весть
Что.

Длинны были тени,
Были коротки дни,
Влюблялись при свете,
Любили в тени.

<<


Ночь правит мне зрение
Изгибами черных рук.
Сквозь закрытые веки
Вижу яркий очерченный круг.
Что это?
Воображение или испуг,
Или ночь правит мне зрение
Изгибами черных рук?

Меня не тормоши — я таю на свету.
Боязнью высоты с ума себя сведу.
Говори со мной ласковым шепотом,
Я буду безропотным,
Стану ручным.
И боясь показаться неопытным,
Буду глубже вдыхать
Едкий сумрачный дым.

В круге света
В круге света
Место для меня согрето,
Я хвостом своей кометы
Вильну.
Ни ответа, ни привета,
От заката до рассвета.
Брошусь вниз и в круге света
Вмиг пропаду.

Не сказали мне ни слова,
И ни слова не соврали.
Я смотрел завороженно,
А они мне не мешали,
Все стояли, улыбаясь,
Только внутрь не приглашали,
Будто бы чего-то ждали.

<<


За руки ходят,
Друг на друга глядят.
Это заводит,
Это приводит к тому, что я
Не замечаю
За своими ногами шагов,
За душой — ничего,
А за сердцем — любовь...

Практически без моего участия
Жизнь идет с элементами счастья.

Жалеть не станем,
Станем со светом спать.
Сядем на сани
И станем всю ночь летать
По кручам, горкам,
По золотым пескам,
И так нас это торкнет,
Что волю дадим слезам.

И кому ни попадя не скажем,
Словом не обмолвимся,
Молчанье променять готов
На эту радость.
Впрочем, я не знаю заклинания.

<<


Ни клубных тусовок,
Ни бега с утра,
Ни поцелуя белого яда,
Ни поз кама-сутры,
Ни града Петра
ooooooooooooоград —
Этого ничего не надо.

Ни красных дипломов,
Ни белых ночей,
Ни квадратных метров —
Не до мелочей.
Ни киноэкранов,
Ни телевизора,
Ни того, что лекарями
В рецептах прописано.

Такая тема! Врубайся, страна!
Люди хотят поэзии на…

Ни ритмов латино,
Ни афро-кубано,
Ни тоника в синих банках,
Ни нытья растомана,
Ни фильтров базара,
Ни белого мата —
Этого ничего не надо.

Ни стильных прикидов,
Ни отдыха в Грузии,
Ни присоединения Белоруссии —
Нет, не это, не это награда.
Нам этого ничего не надо.

Ни западных схем,
Ни восточных традиций,
Ни удовлетворения личных амбиций,
Ни перемен,
Ни продуктов распада —
Этого ничего не надо.

Ни клонов овец,
Ни космических станций,
Ни антитеррористических операций,
Ни мелких купюр,
Ни большого оклада —
Этого ничего не надо.

<<


Сердце пело, грело тело вино,
Поезда велись.
То взлетало, то ложилось на дно.
Вы мне нравились…

В оконце закаты
Закатывались,
Грело тело вино,
Поезда велись.

Не отмечен ни на картах,
Ни в гостиничных листах,
Я от марта и до марта
Кочевал в чужих краях.

Во все стороны дороги
Из под ног вились,
Грело тело вино —
Поезда велись.

<<


На дыбы реки —
По перекатам стонут.
Ржавые степи
В желтом бутоне тонут.
Солнцем изнежен
До золотого цвета,
По следам свежим
Гоню по югу месяц май.

<<


Четыре минуты счастья
Фуникулеры тащат,
За шиворот дышат горы —
Одна другой белей.
Вина — нет повода пить вас,
Режим щадящий.
И это не то чтобы джаз —
А музыка, что милей.

Что-то на память,
Что-то в блокноты,
Что-то — забыть.
Что-то оставить на фото
oooooooooooooоооооооопленках узких.
Кавказский вопрос
И охота на русских.

Спуски стреляют в уши,
Тают остатки суши,
И на сто верст — ни души
oooooooooooooooooooвокруг
Надпись на камне:
Помни обо мне,
Мой ненаглядный
Юг.

<<


Что знаю я давно,
Тебе не ведомо.
Но мне причина не ясна.

А в голове моей
Все так растерянно,
Как будто сразу после сна.

Но я знаю, чего хочу,
А это не имеет названия.
Поэтому я молчу,
А в разговорах не ищу понимания.

Я как листопад
Над твоей головой пролечу,
И так несколько раз подряд,
И так столько, сколько я захочу.

Не слишком ласковый,
Не слишком преданный,
Почти как белая луна,
Висит над головой
Такой растерянной.
Но мне причина не ясна.

Она всегда со мной —
Моя заветная,
Со мной любимая моя,
Как что-то яркое,
Как что-то светлое,
Почти как белая луна...

<<


Бел как мел,
В снегу пояс,
Не успокоюсь,
Пока костра нет.
Обошел
Вокруг полюс,
Глазами рыскал,
Искал след.

Северная сказка.

Волком выл,
Сбивал с толку,
На лапах запах ее нес.
А любил
Втихомолку,
Кусая губы до слез.

Крадучись,
Не тревожить чтобы,
Разбудить боясь,
Потащу за собою тропы,
Белизной томясь.

Занесло куда нас —
Лютой красоты край.
А тебе не в радость,
Улетай!

<<


О, моя пустота
Джином бутылочным рвется наружу.
Я еще нужен — знаю куда
Мне подевать свою стужу.

Краем уха слышу — сердце бьется.
Кто-то неровно дышит,
Кто-то глядит на солнце.
Нам ничего другого не остается —
Плакало наше счастье
Горючими слезами.

Онемев, ничком лежу.
Что ли делать больше нечего?
Что ли искалеченный,
Или не красив?
Мне б свои шаги собрать,
Выйти незамеченным.
Да пальцем не пошевелить.

<<


Оставайся, оставайся
Кровинка моя,
Не плакучей ивой —
Юная, счастливая.

Тишина — ни слова больше,
И все дальше от меня,
Где-то на границах Польши —
Юная, счастливая.

Льют под ноги месяцы
Золото сусальное.
В сердце не уместятся
Счастье и отчаянье.

Вряд ли что изменится,
Время дай опомниться!
Вроде были молоды,
Помнится, помнится…

<<


Зимней зимой я
Ждешь ты меня зря.
Толком про себя
Ничего знать не хочу.
Молчать,
Судорожно встречать
Каждую зарю,
Полоскать глаза
В стужах ледяных.
Стыжусь: нужен никому
И ни в чем виноват.
И был бы рад —
Да невпопад
Люблю.

Снова на холод — муторно…
Чую нутром изнеженным:
Сбивчиво все да путано,
Тропами все медвежьими.
Полюбишь — не признаешься,
Взовьешься ярким пламенем,
В полях с волками знаешься,
Так ведь и я не каменный.

Не горячо еще,
Только теплее.
Но не узнать и не сказать.
Знать не хочу.
Не спать,
Судорожно встречать
Каждую зарю,
Полоскать глаза
В стужах ледяных.
Стыжусь: нужен никому
И ни в чем виноват.
И был бы рад —
Да невпопад
Люблю.

<<


Лихом, лихом, лихом
Меня не поминай,
Слезы высушит жаркий израненный май.
Слишком много стай в небе,
Слишком много стай.
Но не беда, не беда,
Говорю, не беда!
А беда, так, даст бог, это не навсегда.
Слишком много стай в небе,
Слишком много стай.

Дни шли быстро, да все вышли,
Старое кино с горем пополам выпил,
Слышал голоса, да спросонья не слышно,
Где-то эти лица я уже видел.
А птицы летают до странного низко,
Разве может быть еще хуже?
Вот они рядом, совсем близко,
Ведь они по наши, по наши души.

Повстречались на беду,
Только что о том жалеть,
Пропаду так пропаду,
Все одно — огнем гореть.
Если больно потерять,
Так уж лучше не иметь,
Тогда что с меня взять
И почему мне не петь…

Верь мне, верь мне, верь мне,
Только не бросай слов на ветер
И над нами воронья не считай.
Слишком много стай в небе,
Слишком много стай.
Расскажи мне, поведай о том, велика ли печаль
И на сколько задержит тебя календарь.
Слишком много стай в небе,
Слишком много стай.

<<


Дырявь меня клиньями птиц,
Камнем тяни ко дну.
Я почую тебя за версту — и сорву тормоза.
И пойдут под откос поезда,
А на плече расцветет тату.
Я люблю тебя — по-французски je t`aime.

Гладь меня теплой ладонью
Против ветров ночного метро,
Когда-нибудь это мне надоест.
Впрочем, тоже неточности не лишено.
Плавятся диски,
Кружится лето
Над головой одной машинистки.
Слепым десятипальцевым методом…

Разменяла на рубли
И пустила восвояси доверчиво.
А он скучал, он курил,
Он хотел, чтобы все стало по-прежнему.

<<


Дикие расстояния,
Страшные расстояния,
Северного сияния
Нежные заклинания.

Весен очарование,
Травы — дурмана омуты,
Дорог в узлы вязание,
Зимушки лютой проводы.

Что ни случись — все к лучшему,
Встречи и расставания.
Все здесь по воле случая —
Трудно сказать заранее.

За весточкою весточка,
Цела ли ты, родимая?
Только бы знать, голубушка,
Что ты живая-невредимая.

Короткие свидания,
Калейдоскопа стеклышки,
В будущем мы — предания,
Сумерки — наше прошлое.

Будешь ли ты еще, когда солнце закатится
За кромку белого льда — где-то на западе…
И если нет — кто тогда тебя хватится?
Кто пустит в небо стрелу
С соколиными перьями?

Что с нами станется?
Рукой махнуть в сердцах.
Грех нам печалиться,
Раз головы на плечах.

Но жемчуг туманится,
Вязью на нем трещины.
Что нам останется —
Да только сны вещие.

Да дикие расстояния,
Страшные расстояния,
Северного сияния
Нежные заклинания.

<<


Нас искали так долго,
Что было бы грустно кого-то винить.
Я смотрел на всех волком,
Я чуть было не начал выть.
Я чуть было не умер,
Чуть было не ослеп,
Я чуть было не стал таким же как все
В этой драке…

Я жив твоими молитвами,
Вестями с дальних материков.
Красочных снов палитрами,
Табаком разных сортов.
А созвонимся, так встретимся,
И не говори, что нам проще без слов.
Если у тебя бессонница, милая,
Я буду считать слонов
Тебе.

Паровозы дымили
В надежде нас все-таки соединить.
Среди солнца и пыли
Кочегары котлам не давали остыть.
Закат усмехнулся,
Без памяти бросив меня у дверей,
Я чуть было не стал таким же как все
В этой драке.

<<


Маша,
Кровь с молоком,
Прокатись с ветерком
С нами.

Маша,
Ночью и днем
Ты снабжаешь меня
Снами.

Маша,
Я мечтаю о тебе
Как о даме,
Даме сердца моего,
И когда смотрю в окно,
Повторяю со слезами:

Маша, вернись!
Знала бы ты, сколько я ждал,
Сколько я мечтал о тебе
В темноте,
В темноте коридоров.

Маша, вернись!
С виду мое сердце — металл,
Но если ты посмотришь в глаза,
Все станет ясно
Без разговоров.

Не плачь, не плачь,
Я не могу смотреть,
Как слезы по щекам твоим катятся.

Не плачь, не плачь,
Я точно говорю —
Нам не о чем с тобою печалиться.

Маша,
Клубника со льдом,
Красно солнышко в нашей драме.

Маша,
Давай удерем!
Пароход уже под парами…

<<


Не мила, не мила, не мила.
Что с меня возьмешь, непутевого…
Если с вечера выбелишь добела,
Снова поутру найдешь черного.

Не мила, не мила, не мила…
Сани с колокольцами под гору.
Сказать в глаза — да и все дела,
С головой уйти под воду.

Не мила, не мила, не мила.
Что мне речи медовые,
Что мне бальзамы на сердце,
Что мне надежды, внове ли Ласки да почести,
Ярмарки, праздники,
Не мила, не мила, не мила,
И что хотите делайте.

Цветы, вплетенные в косы,
Ресниц пушистых торосы,
Из глаз хрустальные слезы — не забыть.
На кончиках пальцев была,
Да корочкой льда застыла,
До берега нам с тобою не доплыть.

Не мила, не мила, не мила.
Схоронился бы, да не спрятаться
oooooooooooooooooooooooooooот себя.
Махнуть бы на острова
К темной водице свататься.

Не мила, не мила, не мила…
Намела сугробы до пояса.
Сказать в глаза — да и все дела,
Плюнуть да успокоиться.

Не мила, не мила, не мила.
Что ты мне ночка темная
Да белокожая луна,
Липкая, полная…

<<


Знай, знай, знай,
Что стало мне с тобой холодно,
Что волосы твои больше не похожи на облако.
Знай, знай, знай,
Все, что было мне дорого,
Дорого мне обошлось.
Но я разрываю все.

Ты проходишь мимо,
Я тебя не вижу.
Ты без красной куртки — это непривычно.
Я отрегулирован на яркие оттенки,
И красные куртки — для меня обычно.

Знай, знай, знай,
Твое молчание золото,
Но молчать для тебя — хуже жажды и голода.
Знай, знай, знай,
Все влюбленные (священники?) города
Поймут меня и простят,
Я разрываю все.

Знай, знай, знай,
Ты надоела мне здорово,
Словам твоим больше нет места во мне.
Знай, знай, знай,
Что я был мягок как олово,
Но зато теперь неприступен даже во сне.

<<


Слезы мои падали на землю грустную,
Мутными ручьями растекались по скулам
И, падая, впитывались в землю русскую
Кольями, огнем, градом да стрелами.
Было бы о чем нам жалеть сейчас,
Была бы эта грусть да последняя,
Шла беда, пронесло в последний раз
Дотянуть бы до воскрешения…

Эй, давай быстрей, поворачивай коней!
Жалко свободы, да неволя мила.
Дождь лей-наливай да поскорей
Была у меня воля, да сгорела дотла.
Жить — не жить, мне ль решать,
Не было судьбы, да появилась вдруг.
Жечь — не жечь, ни дать ни взять,
С закрытыми глазами в разорванный круг.

Стрелы твои ранили грудь широкую
Да вырвали сердце, да жил тетиву
Натянули, да бросили в даль далекую,
Бросили так, что не вернулось оно.
Оставь мне хоть каплю настоя сильного,
Чтоб бросило в жар, а потом развезло,
И понесло к небесам от мирка совиного,
Да чтоб навсегда туда занесло.

Били в колокольчики, да разбудили ветер,
Да наслушались песен, да нанюхались трав,
Напились, да забыли обо всем на свете,
Так и сгинули, как книгу всю жизнь прочитав.
Кто тебя знает, что тебе нужно?
Я смотрел тебя сто лет, словно телесериал.
Нагляделся и бросил, как стало скучно,
А потом огляделся, да такое увидал!

Мне бы жить да петь, да дни не считать,
С клевером да ветром в лесу ночевать,
Бросить жизнь берложную, вновь начать
Мечтать да любить, любить да мечтать.
Мне б закаты мерить мудростью трав,
Смотреть, как бродят вина, самому бродить
Там где солнце прошло, по его следам
Со стаями ворон вечер хоронить.

<<


Слыхом не слыхивали,
Сроду не видывали,
О том что есть, чего нет,
Из сказок и снов.

Лысые поляны накликают беду — лихо,
Лешие пляшут и гасят за нами свет.
Слышишь, как тихо, как пронзительно тихо?
Лишь кружится лес.

Травы к нам ластились,
Слезы их всласть лились,
Охотники ждали нас, да не дождались.
Долго не старились,
Друг другу нравились,
А поговорить так и не собрались.

В облаках летали мы,
Часов не наблюдали,
Кто дотянет, кто уйдет,
Наперед не знали.
Жили на выдохе,
Не ведали печали,
И вроде бы видели,
Но не замечали.

<<


Ты съедаешь мои мысли,
Съедаешь мое время,
Съедаешь мое сердце,
Как пирог с кремом.
Ты выглядишь как живая,
Покинув свое кресло,
И никто не спасется,
Лишь я один знаю средство:

Я кладу ноги на стол —
Тебе не нравится такое положение вещей.
Я кладу ноги на стол,
Я слежу за дымом из твоих ушей.
Я кладу ноги на стол,
Оскорбленные предки смотрят с картин,
Но я устал спорить с тобой,
Поэтому я остаюсь один.

Ты держишься на расстоянии,
Но так чтоб всем было видно,
И съедаешь мои желания,
И щуришь глаза невинно.
Ты выглядишь как живая,
Но стоит тебе раздеться,
И никто не спасется,
Лишь я один знаю средство:

Я кладу ноги на стол…

На меня смотрят как на тень,
Мне эти взгляды трын-трава,
Моя любимая мишень —
Твоя пустая голова.

<<


Стоп, машина!
Время стало похожим на жесть.
Кутаться в шарф нет причины —
В моей груди — 36,6.

Париж и Торонто —
Это круто, но здесь
При морозе −12
В моей груди — 36,6.

Теперь все твои обиды
Больше напоминают месть,
Но как бы быстро бы сердце ни билось,
В моей груди — 36,6.

Было бы лучше сдаться,
Все оставить как есть,
И что бы теперь ни случилось, братцы,
В моей груди — 36,6.

Королем или пешкой,
Но я допью эту адскую смесь,
Нет опасней слов моих яда,
Когда в груди — 36,6.

Но если я заболею,
С жалостью лучше не лезть.
Когда лоб мой огнем пылает,
В моей груди — 36,6.

<<


В зеркалах печали
Отражаться стали,
В омуте разлуки
Скрылись с головой.
Вот уж я не чаял
Темными ночами,
Что черными очами
Взят буду на постой.

Прилегла устало,
Рано солнце встало
И льняные косы
Превратила в мед.
Облака считала,
Проливала слезы,
Вот уж я не чаял,
Что беда идет…

Без остатка выпит,
Без надежды стынет
На ветру треклятом
Стан.
Вот уж я не чаял
Темными ночами,
Что твоей печали
Слов допью дурман.

<<